Поделиться:

Как снимали «Вия»

В 1967 году на одной из съемочных площадок «Мосфильма» произошло невиданное по тем временам событие: там снимали самый первый советский «ужастик». Конечно, актерам было непривычно работать и в такой мистической атмосфере, и в таких декорациях… А в том, что атмосфера была по-настоящему мистической, сомневаться не приходилось. Вероятно, злобные «упырьи» чары распространялись даже на съемочную площадку.

Началось с того, что в выстроенную на «Мосфильме» церковь упорно не хотели заходить рабочие – невиданное для советского человека суеверие! И это при том, что советский триллер оказался весьма бескровным: плакала ведьма-панночка кровавыми слезами, было дело… но и только!

Уж если даже рабочие старались лишний раз не появляться среди декораций картины, что уж говорить о нескольких поколениях советских детей, воспитанных на полетах панночки в гробу? Сама система крепления гроба была довольно сложной – в 1967 году не было и речи о компьютерных эффектах, поэтому приходилось выкручиваться при помощи обычной механики. Для начала было взято несколько черных гробов. В гробу номер один лежала умершая ведьма. Гроб номер два (тот самый, который не смог пробить магический круг философа) был гораздо меньше реального – и летал он, будучи совершенно пустым. Двигали его при помощи обычных веревок. Был и третий гроб. В нем, подвешенном к потолку на шести тончайших металлических струнах, и летала, встав во весь рост, Наталья Варлей. Для страховки актрисы в основание гроба вбивался металлический кронштейн, к которому ее пристегивали монтажным поясом.

Прежде, чем подвергнуть хрупкую Варлей таким полетам, в гробу номер три успела перелетать вся съемочная группа. Правда, актрису нельзя было напугать: она родилась в румынском городе Констанца, а именно Трансильвания из века в век считается родиной вампиров и колдунов.

Несмотря на то, что Варлей серьезно подстраховывали во время «гробовых полетов», один из эпизодов едва не стоил актрисе жизни. Попробуйте удержаться в несущемся по кругу гробу. Не вышло? И у Варлей не получилось. Мелькали церковные стены, свечи, все кружилось – и она выпала из гроба. Вполне возможно, что случилось бы что-то непоправимое – но Леонид Куравлев успел поймать актрису прямо перед приземлением на пол. Интересно, что Варлей работала воздушной гимнасткой в цирке – но все равно продолжала бояться высоты. Какая сила воли была у Варлей, что она все равно продолжала вставать в крутящемся под потолком церкви гробу?!

Декорации к картине занимали несколько павильонов. В мрачной, затянутой почти настоящей паутиной, церкви есть эпизод, где в окна влетает тьма самых страшных чудовищ, которых только смогли вообразить Гоголь и постановщики спецэффетов. Падают иконы, срываются с петель двери, разбиваются окна… Такая же судьба должна была коснуться и огромной люстры-паникадила. На ее основание было навешено множество крохотных мешочков с пылью, из-за чего при падении люстры казалось, что раздался самый настоящий взрыв. В фильме есть кадры, где вверх по стене лезут оборотни. Этот трюк снимал один из самых опытных операторов – Федор Проворов. Из толстых досок сбили подобие стены. Макет расположили таким образом, чтобы при съемке сверху казалось, что вампиры ползут вертикально, цепляясь за неровности стены когтистыми лапами.

А еще во время съемок было сожжено огромное (почти тонна!) количество свечей, из-за чего съемки обошлись гораздо дороже, чем думалось: в то время свечи еще делались из настоящего воска, и он был весьма дорог. Для фильма в свечных мастерских Загорска заказывали особые свечи, которые состояли не только из воска, но и из стеарина.

В картине снималась целая бригада черных кошек. Правда, девять уже довольно подросших черных котят перешли в «Вий» в качестве наследства от картины «Черный котенок», в которой у главного героя было целых девять дублеров. Любопытно, что именно этих кошек потом снимал Гайдай в «Иване Васильевиче» и «Бриллиантовой руке». В «Вие» же работа котов была простой: выскакивать из-под ног напуганного философа (Леонида Куравлева) в самый неподходящий момент. Кроме того, на них надевали особые шапочки с рожками и заставляли прыгать с возвышений, снимая их тени.

Так как спецэффектов как таковых еще не имелось, то для изображения нечисти режиссер и оператор наснимали огромное количество разнообразных «чудищ», среди которых были пауки, жуки-носороги, богомолы… Тем не менее, остановились все же на воронах, летучих мышах и филинах. Конечно, ни режиссер, ни оператор или съемочная группа не бегали по Москве с сачками, чтобы добыть такое количество живности: почти всех птиц и животных на съемочную площадку поставил известный дрессировщик и мастер трюков Тариэл Габидзшвили.

А животных и птиц было немало. Одних только ворон – целых пять десятков! Вот как раз ворон ловили прямо тут же, на площадке. В старом сарае выкладывали приманку, несколько дней к сараю не подходили, а когда потенциальных «актрис» собиралось много, ловили их силками. Причем пойманных ворон забирали только ночью, чтобы не спугнуть остальных. Потом режиссер давал «добро», и ворон отпускали. Черные птицы выпархивали из окон церкви с шумом и треском крыльев. Правда, длилось это недолго – и уже через несколько минут режиссеру Александру Птушко кричали: «Лукич, вороны закончились!» После чего киношники гасили огни и в темноте снимали птиц. И это при том, что высота павильонов достигала шестнадцати метров!

У Птушко были и любимые животные-актеры, которые «работали» с ним не в одном фильме. Например, пес Мишка, которого еще из армии привез Тариэл Варламович, был особенным собачьим звукоимитатором. Он рычал как медведь и выл, как самый настоящий волк! В «Вие» ему досталась роль «оплакивающего» мертвую панночку пса.

Наталья Варлей согласилась сниматься в роли панночки из простого любопытства и желания победить страх перед высотой. Суеверной актриса не была никогда, так что мысли о том, что с нее снимают мерки для гроба, ее не пугали. Птушко взял ее на роль еще и за ее отличную спортивную подготовку, которую увидел в «Кавказской пленнице».  И хотя Варлей – прекрасная актриса, в кадре ее ставили на особое вибрирующее устройство: казалось, что это она сама трясется от злости. Гримеры тоже постарались на славу: бледное до зелени лицо с подсвеченными изнутри глазами и в самом деле выглядело страшно. Правда, Варлей в то время все еще училась, поэтому в тот момент, когда площадку готовили к съемкам, удобно располагалась в своем гробу… с учебниками.

А необычная советская картина настолько заинтересовала мировой прокат, что еще до запуска была выкуплена девятью странами мира. При этом в советском прокате «Вий» занял самое символическое тринадцатое место.


ОЦЕНИ ИСТОРИЮ

ПОНРАВИЛАСЬ ИСТОРИЯ?

Опубликовать в своем блоге livejournal.com

 

Комментарии

Добавить комментарий
Комментарий
Отправить
Владимир  Крупчак. Бухта радости

Владимир Крупчак. Бухта радости

14 лет Федуна: Как менялся “Спартак”

14 лет Федуна: Как менялся “Спартак”

Почему постоянно хочется спать? Причины сонливости

Почему постоянно хочется спать? Причины сонливости