Поделиться:

Марк Твен – худший человек на земле

twain2.jpgВеличие гения Твена признавали многие мировые писатели и публицисты. Его называли отцом американской литературы, а популярность писателя была настолько велика, что одно время он был самым известным и уважаемым человеком в США! Но на пути к всеобщему признанию и славе Марку Твену пришлось даже испытать унижение, несправедливость и… позор. А все из-за того, что однажды он решил выдвинуться кандидатом на место сенатора штата Нью-Йорк.

Его конкурентами в борьбе за сенаторское кресло были двое представителей от основных и достаточно влиятельных партий – Джон Смит и Бленк Бланк. Возможно, страх ввязываться в предвыборную гонку с грязными политическими играми, смог бы завладеть храбрым писателем, но абсолютная уверенность в значимости и исключительной важности своей незапятнанной репутации подавило его. На место страха пришло предвкушение скорой и легкой победы. Еще бы! В целом штате не нашлось газеты, не печатавшей изо дня в день заметки, в которых обличались погрязшие в различных пороках политики. На их фоне не то чтобы кристально чистый и непорочный Твен – любой разбойник и проходимец почувствовал бы себя кандидатом к зачислению в список святых!

О чистоте совести и помыслов писателя говорило еще и то, что единственным, смущавшим его моментом, был факт фигурирования своего светлого имени на одном листе бюллетеня с именами этих жуликов.

Чтобы развеять свои сомнения, Марк Твен как добропорядочный внук, написал письмо своей бабушке с просьбой помочь советом. Мудрая бабушка писателя высказалась резко негативно о политической затее внука, посчитав, что соревноваться с такими нечестными людьми – уже будет считаться унижением.

Мистер Твен был хорошим внуком и слушался бабушку. Вместе с тем, он был и решительным человеком. Посчитав, что сдаваться уже поздно, он продолжил предвыборную гонку…

Наутро после его окончательного решения, в руки писателя попалась свежая газета, передовица которой в самых ярких красках описывала историю с лжесвидетельством кандидата в сенаторы Марка Твена, который в далеком 1863 году, будучи в городе Вакаваке, солгал перед судом присяжных.

Стоит ли говорить, что в Вакаваке писатель не был ни в 1863-м, ни в каком другом году и перед судом присяжных ему вообще не приходилось выступать никогда. Твен был взбешен, возмущен и раздосадован одновременно. Проведя весь день в попытках разобраться, как же ответить на эту клевету, писатель до поздней ночи не мог сомкнуть глаз. А утром новый выпуск той же газеты заставил его пожалеть о своей нерешительности накануне.

«Очень показательно, что мистер Твен решил хранить молчание относительно своего клятвопреступления!» - кричала статья. Далее на протяжении всей избирательной компании газета не называла писателя не иначе как «Гнусный Клятвопреступник Твен».

Следующее утро началось с прекрасной статьи в другой газете, где утверждалось, что кандидат в сенаторы Твен, живя в Монтане в бараке, воровал вещи у своих же товарищей. Пойманного на горячем, мистера Твена обмазали дегтем, облепили перьями и, посадив на шест, пронесли по всему городу. Во всех последующих номерах газеты писатель значился как «Твен, Монтанский Вор».

«Вместо того чтобы прийти на митинг к своим сторонникам, мистер Твен нализался до невменяемого состояния и на четвереньках приполз в отель!» - гласила очередная статья. И по традиции писатель получил еще одно прозвище: «Твен, Белая Горячка».

«Твен, Грязный Плут» (за подкуп избирателей, «Твен, Подлый Шантажист» (за вымогательство), «Твен, Осквернитель Гробниц» (за клевету на покойных) – каждый новый день приносил с подачи газетчиков все новые прозвища для некогда смелого, решительного и честного человека Марка Твена. Решив быть выше газетной клеветы, писатель упорно отмалчивался, чему журналисты были несказанно рады. Каждый раз, задавая вопрос Твену в конце своих пасквилей и не получая от обвиняемого ответа, они с чистым сердцем набрасывались на того. А как же иначе – молчит, значит, признает вину!

«Полюбуйтесь-ка на этого субъекта! Он не смеет даже пикнуть в свое оправдание! Этот негодяй красноречиво молчит, признавая правоту данных ему прозвищ!»

Не в силах больше сдерживаться, писатель засел за яростный, бескомпромиссный, честный, негодующий ответ. Но уничтожил его, увидев новый обвинительный приговор.

На этот раз Марк Твен (по-видимому, лично) сжег сумасшедший дом со всеми пациентам. Думаете, он сделал это просто так? Конечно, нет. Здание портило вид из окон кандидата в сенаторы и писателя по совместительству.

Затем (наверное, сразу же после поджога сумасшедшего дома) мистер Твен отравил своего дядю для получения наследства.

А чуть ранее (где-то между воровством у товарищей и поджогом) кандидат числился попечителем дома для подкидышей. И, пользуясь своим положением, устроил туда на работу всю свою беззубую родню. Кем? Известно кем (внимание!) – разжевывателями пищи для новорожденных.

Но когда во время выступления на митинге, на Марка Твена стали карабкаться девять малышей разных национальностей и рас, нестройно крича «Папа!», писатель сдался…

Он опустил свой флаг, не в силах продолжать предвыборную гонку, которую начинал еще будучи практически святым человеком.

Отказываясь от борьбы за кресло сенатора от штата Нью-Йорк, великий американский писатель и человек удивительного чувства юмора, не мог подписаться иначе как «С совершенным почтением ваш, когда-то честный человек, а ныне: Гнусный Клятвопреступник, Монтанский Вор, Осквернитель Гробниц, Белая Горячка, Грязный Плут и Подлый Шантажист Марк Твен».


ОЦЕНИ ИСТОРИЮ

ПОНРАВИЛАСЬ ИСТОРИЯ?

Опубликовать в своем блоге livejournal.com

Комментарии

Добавить комментарий
Комментарий
Отправить
14 лет Федуна: Как менялся “Спартак”

14 лет Федуна: Как менялся “Спартак”

Почему постоянно хочется спать? Причины сонливости

Почему постоянно хочется спать? Причины сонливости

Настасья Самбурская о диетах, спорте, как изменить свое тело и свою жизнь!

Настасья Самбурская о диетах, спорте, как изменить свое тело и свою жизнь!