Поделиться:

Месть Кровавого Паука

Летом 1964 года, незадолго до празднования очередной годовщины празднования Варшавского восстания против нацистов, главный редактор газеты «Презеглад политичны» получил странное письмо. В отличие от обычных писем, оно было написано красными чернилами и содержало всего пару строк «Я заставлю вас плакать! – говорилось в нем. – Берегитесь, потому что нет жизни без смерти!»

Редактор Мариан Стразинский не придал этому посланию особого значения. На тот момент столичная газета как раз опубликовала ряд громких разоблачительных статей и он решил, что угрозы – это просто выходка одного из описанных в статьях коррупционеров. Тем не менее, Польша – это не Россия. Стразинский все же отнес письмо в полицию и попросил защиты.

Ожидалось, что тот, кто написал редактору письмо, скорее всего, появится во время праздника. В толпе проще скрыться, да и среди такого количества народа легко совершить преступление, оставаясь при этом незамеченным. Однако, вопреки ожиданиям полиции и Стразинского, 22 июля не произошло никаких происшествий. По крайней мере – на праздновании в Варшаве. Зато в провинциальном городке Ольштыне именно в этот день была найдена убитая Данка Масейович. Семнадцатилетнюю девушку сначала изнасиловали, а потом убили единственным ударом ножа в живот.

Скорее всего, эти два преступления никак не связали бы, если бы в редакцию другой варшавской газеты не пришло новое письмо. «Я сорвал красивый цветок в Ольштыне, - писал автор. – А в скором времени я сделаю то же самое в любом другом польском городе. Не бывает праздников без похорон». Почерк на письме был тот же самый, с характерными завитушками, и чернила тоже были красными. За дело взялись польские эксперты-криминалисты.

Проанализировав состав чернил, они пришли к выводу, что это не чернила, а краска. Такой краской пользовались художники. Правда, эта была для жидкости разбавлена скипидаром. И хотя тонкая ниточка «убийца-художник» у следствия и появилась, больше зацепиться было не за что. Приходилось ждать следующего преступления, а по улицам Польши гулял совершенно обезумевший маньяк.

Прошло несколько месяцев, и первое убийство, как и угрозы маньяка, начало забываться. Однако он и не думал останавливаться: через полгода пропала шестнадцатилетняя Анюта Кальняк, а наследующий день после ее исчезновения редакция «Жиче Варшавы» тоже получила письмо. Те же самые завитушки, и та же красная краска вместо чернил. Именно тогда убийцу впервые прозвали «Красным пауком» - за красивый и похожий на паутину почерк. В письме говорилось, где находится труп школьницы. Как и в случае с Данкой, девушка была изнасилована. Затем ее задушили проволокой, а уже мертвой воткнули в низ живота длинный кусок арматуры.

Маньяк действовал осторожно: он выжидал, надолго затаивался, и следствие не могло найти даже маленькой ниточки, которая дала бы надежду на его поимку. Следующее убийство он совершил в Познани. Девятнадцатилетнюю Янку Попельски усыпили при помощи хлороформа, изнасиловали и так страшно изувечили отверткой, что кровавые подробности преступления держались в тайне от публики. А уже на следующий день после убийства в газету «Курьер зачодны» пришло новое письмо. Маньяк привел в нем лишь цитату известного польского беллетриста Стефана Зеромского. «Только горе и печаль смоют стыд, и только выстраданная боль погасит огонь желания». После этого он снова затаился на долгие полгода – до очередного праздника.

Первого мая 1966 года Марыся Галазка из города Золиборза вышла поискать пропавшую кошку и больше не вернулась. Уже через три часа отец девушки, взволнованный ее отсутствием, нашел тело в сарае за домом. С ней произошло то же самое, что и с остальными: изнасиловав жертву, убийца вспорол ей живот и исчез.

Замалчивать появление маньяка больше было нельзя, и о нем заговорила вся страна. Расследование поручили майору Сизнеку – следователю убойного отдела Варшавы. Первым предположением майора стало предположение, что маньяк не может ограничиваться только этими убийствами – слишком долгий срок отделял одно от другого, а человек с такими отклонениями не смог бы сдерживать себя так долго. Сизнек начал искать похожие убийства, и… нашел. Оказалось, что с 1964 года в Польше было совершено еще 14 похожих убийств. Все девушки были блондинками, все были убиты и изнасилованы, а разница между убийствами «Красного паука» и этими трупами заключалась лишь в отсутствии писем в редакцию. Ни одно из убийств не было совершено в крупном городе – наоборот: это были Ломжа, Лодзи, Белосток и другие небольшие города. Зная, что маньяки избегают убийств на своей территории, Сизнек пришел к выводу, что Красный паук живет в большом городе, так что и искать следует там. В это время в поезде Краков – Варшава снова был обнаружен труп изнасилованной блондинки.

Поиски следов не дали результатов, и хотя все пассажиры были опрошены и обысканы, ни один из них не вызвал подозрений. А между тем, в почтовом отделении поезда снова лежало письмо. В отличие от прошлых, оно было предельно лаконично: «Я сделал это снова!» Убитой оказалась семнадцатилетняя жительница Кракова. Красный паук снова исполосовал ножом нижнюю часть тела, оставив нетронутыми лицо и торс.

На этот раз у следователей появилась крохотная зацепка. Оказалось, что второе место в купе, где ехала убитая, было забронировано человеком по имени Станислав Козельски. Более того – проводник вспомнил, что убитая Янина Козельска представила попутчика именно как своего мужа. Правда, дело было в том, что среди жителей Кракова человека с таким именем не было. Значит, Янина ехала в одном купе с Красный пауком. Более того – очень хорошо его знала! Что до проводника, то он не смог вспомнить лица пассажира – только то, что он был очень молод. По предположению сыщиков, маньяк сумел убить, изнасиловать и изуродовать девушку всего за десять минут, которые оставались до отправления поезда. Затем он спокойно вышел – и поезд отправился дальше уже вместе с трупом Янины. Выходя на Краковском вокзале, он бросил в почтовый ящик поезда свое обычное послание. Нашлась и еще одна ниточка: два года назад в Варшаве убили Анельку – родную сестру Янины. Сизнек решил, что это не может быть совпадением. Более того: обе девушки работали натурщицами в клубе любителей живописи, так что ниточка опять привела полицию к художнику.

В Краковском клубе состояло 118 человек. По-прежнему исходя из мысли, что убийца не станет убивать там, где он живет, следователь добрался до иногороднего жителя Катовице Люсиана Станьяка. Двадцатишестилетний Люсиан работал переводчиком, и его работа была связана с разъездами и командировками.

Во время обыска в шкафчике Люсиана было найдено несколько последних работ и… набор ножей. На всех полотнах превалировал красный цвет, а последние сомнения пропали тогда, когда следователи нашли особенную картину. Она назвалась «Круг жизни», а изображены на ней были странные вещи. Корова жевала красный цветок, в корову впился зубами волк, в волка уже целился охотник, а на охотника почти наехала мотоциклистка. Недалеко от нее, на поле, лежала мертвая девушка, из разрезанного живота которой рос такой же красный цветок, который ела корова. После того, как рисунок представили начальству, на арест Люсиана был выдан ордер. Группа захвата направилась к нему домой – но  Станьяка там не оказалось. Несколько позже выяснится, что именно в этот момент Красный паук убивал очередную блондинку – восемнадцатилетнюю Божену Разкиевчи.

Утром того дня, когда следствие наконец-то напало на его след, ничего не подозревающий Люсьен отправился на поиски новой жертвы. Он подстерег Божену на вокзале, где и оглушил девушку бутылкой. Разрезав разбитым горлышком трусики и блузку, он сделал с Боженой то же самое, что и с остальными жертвами. Однако, в спешке он впервые  допустил ошибку – оставил на месте преступления ту самую бутылку, на которой явственно выделялся кровавый отпечаток большого пальца.

Когда Станьяка взяли, он не стал оправдываться – и на первом же допросе признался в двух десятках убийств. Первой жертвой и правда была Данка Масейович, а мотив преступника был довольно прост: месть. Родители и сестра Люсиана погибли в автокатастрофе: когда они переходили улицу, их сбила автомашина. Люсиан был уверен, что в трагедии виновата сидевшая за рулем блондинка – жена польского летчика, которую суд признал невиновной. Убить ее Люсиан не рискнул, зато решил сорвать злобу на похожей на нее девушке. Так началась череда кровавых убийств. Судили Кровавого паука только за шесть убийств, потому что остальные сочти недоказанными, несмотря на его признания. Сначала Люсиан был приговорен к смертной казни, однако из-за признания его невменяемым, приговор ему заменили на пожизненное пребывание в лечебнице строгого режима.  Красный паук провел в психиатрической лечебнице больше тридцати лет. До последних дней своей жизни он любил рисовать, причем предпочитал всем другим цветам свой любимый цвет крови.


ОЦЕНИ ИСТОРИЮ

ПОНРАВИЛАСЬ ИСТОРИЯ?

Опубликовать в своем блоге livejournal.com

 

Комментарии

Добавить комментарий
Комментарий
Отправить
14 лет Федуна: Как менялся “Спартак”

14 лет Федуна: Как менялся “Спартак”

Почему постоянно хочется спать? Причины сонливости

Почему постоянно хочется спать? Причины сонливости

Настасья Самбурская о диетах, спорте, как изменить свое тело и свою жизнь!

Настасья Самбурская о диетах, спорте, как изменить свое тело и свою жизнь!