Поделиться:

Победа Ганнибала при Каннах

В 221 году до н.э. командующим войсками Карфагенской колонии в Испании стал Ганнибал Барка – заклятый враг Рима и великий полководец античности. Стремясь расширить владения Карфагена и исполнить клятву, данную отцу, новый командующий практически сразу приступил к подготовке военного похода. На это ему понадобилось три года, и в 218 году до н.э. карфагеняне смели римские заслоны и вдоль побережья двинулись к Италии. Так началась Вторая Пуническая война Карфагена и Рима.

Римляне уповали на то, что кораблей у Ганнибала нет и хребты Пиренеев остановят карфагенскую  экспансию. Однако они просчитались – Ганнибал перешел горы, хотя и потерял боевых слонов и едва ли не половину армии.

В связи с постоянными победами карфагенян перепуганные римляне избрали «диктатора на год» – осторожного и опытного Фабия Максима Кунктатора. Немедленно началось укрепление Рима, но, к всеобщему удивлению, Ганнибал, проникнув в Среднюю Италию, к столице не пошел, а развернул свою армию в богатой провинции Апулии и остановился на отдых. Через несколько месяцев разграбленная провинция уже не могла снабжать карфагенян продуктами, и Ганнибал медленно двинулся в сторону Рима. По дороге потери горного похода он восполнял за счет местных жителей, недовольных политикой Рима, но основная масса населения была настроена к захватчикам враждебно.

Больших сил римляне из-за распыленности своих войск собрать сразу не могли, а потому Фабий Максим, возглавлявший римскую армию, избрал тактику преследования войска Ганнибала, постоянно тревожа тылы и совершая быстрые набеги на арьергард. Таким образом Ганнибал прошел Самний, затем Кампанию, но так и не смог вызвать римлян на генеральное сражение. Несколько раз карфагеняне разворачивали войско фронтом к римлянам, но те от боя уклонялись.

В середине лета 216 года до н.э. армия Ганнибала захватила в укреплениях  города Канны крупный склад зерна и масла, принадлежащего римским легионам. Задача снабжения продовольствием была решена, и карфагеняне разбили под Каннами лагерь.

В это время в Риме росло недовольство тактикой Фабия – народ требовал решительного сражения с захватчиками. Под этим давлением сенат был вынужден назначить консулом плебея Гая Теренция Варрона, ярого сторонника боя. Сегодня выглядит очень странным решение сената предоставить возможность Варрону и консулу от патрициев Луцию Эмилию Павлу командовать армией попеременно. Луций был категорическим противником серьезных схваток, и в результате создались довольно казусные ситуации.

Прибыв в войска, консулы разъяснили, что поражений больше не будет, но необходимо проявить мужество и выдержку. В день, когда командовал Варрон, римские легионы быстрым маршем отправились к Каннам и вскоре встали лагерем в двух километрах от карфагенян. Карфагенская армия оказалась в невыгодном положении, ведь римляне почти вдвое превышали их по численности – около восьмидесяти тысяч пехоты против сорока. Правда, у Ганнибала было больше конников – десять тысяч против шести, но римлян это не смущало – боевые слоны, самый страшный противник, им уже не грозили.

31 июля пришлось на командование Варрона. И он отдал приказ легионам выдвинуться в сторону противника и приготовиться к бою. Но еще до того, как легионы заняли позиции, Ганнибал атаковал. Атаку римляне отбили, но теперь вступать в решительный бой не торопились карфагеняне. Легионы римлян стояли в боевом порядке остаток дня и ночь. На следующий день командование перешло к Луцию Павлу, и он принялся отводить войска, но сделать это без проблем уже не мог – карфагеняне непременно ударили бы в тыл отходящим легионам. В результате силы римлян разделились, и треть войск оказалась на другом берегу реки. Момент был чрезвычайно благоприятен для карфагенян, и Ганнибал выдвинул свои войска, вызывая римлян на бой. Однако Луций Павел в бой вступать не пожелал, и вечером карфагеняне отступили к своему лагерю.

2 августа с рассветом римские войска под командованием Варрона одновременно выступили из двух лагерей и выстроились, заняв позиции на левобережье реки Ауфид. Меньшую часть конницы (две с половиной тысячи) римляне поставили на правом фланге, рассчитывая, что здесь атаки карфагенян не последует. Остальные всадники прикрывали левый фланг легионов, где никакие природные препятствия не мешали карфагенянам атаковать.

Считается, что главную ошибку Варрон допустил при построении легионов. Вместо того чтобы построить их обычным строем, командующий приказал войскам выстроиться совершенно непривычным способом. Между манипулами в легионах интервалы были сокращены, что привело к образованию массивной фаланги глубиной в сорок восемь шеренг. Таким образом, солдаты, находившиеся в середине построения, не только не участвовали в бою, но часто и не понимали, что происходит.

Ганнибала недаром называют родоначальником военной стратегии. Свои войска карфагенский полководец тоже построил весьма оригинально, но куда более эффективно, чем римляне. Двадцать тысяч галлов и иберийцев оказались в центре огромного, выгнутого в сторону противника полумесяца. По бокам к ним примыкали африканские пехотинцы.  Восемь тысяч тяжелых всадников-африканцев стояли на левом фланге, у реки, а двухтысячная конница нумидийцев – на правом фланге.

Как и обычно, первыми в бой вступили легковооруженные пехотинцы. Римские легионы двинулись вперед, отбросили пехоту карфагенян, но в тот же момент Ганнибал отправил конницу левого фланга в атаку. Тяжеловооруженные всадники смели пеших римлян, развернулись вдоль тылов и рассеяли конницу противоположного фланга. После этого они развернулись в тыл римским легионам. Римляне уже успели глубоко погрузиться в центр войск Ганнибала, но первоначальный полумесяц карфагенского построения выгнулся в обратную сторону, охватив противника с флангов. Римляне оказались в котле, и африканская пехота приступила к их планомерному уничтожению.

Кровавое сражение закончилось полным поражением римлян. От четырнадцати до двадцати двух тысяч римлян сумели пробиться сквозь карфагенян и избежать уничтожения, но остальные были убиты (в их число вошел и консул Луций Эмилий Павел). Римские историки сообщают, что за двенадцать часов сражения при Каннах Рим потерял сорок восемь тысяч воинов только убитыми, а около десяти тысяч оказалось в плену у Ганнибала.

Следствием битвы при Каннах стал переход на сторону карфагенян крупных городов Южной Италии. К Карфагену присоединились Капуя, Сиракузы и некоторые сицилийские города, и Рим оказался окружен врагами. Ганнибал вполне мог навязать римлянам выгодные для себя условия мира и даже осадить, а то и взять Рим. Однако в Карфагенском сенате у полководца имелось множество политических противников, опасавшихся, что на гребне побед Ганнибал обретет слишком большую власть. Именно поэтому Ганнибал не получил ни денег, ни поддержки карфагенского флота.

Битва при Каннах вошла в историю как образец военного искусства. Однако воспользоваться плодами побед Ганнибала Карфаген не сумел – и в дальнейшем это привело к его падению.


ОЦЕНИ ИСТОРИЮ

ПОНРАВИЛАСЬ ИСТОРИЯ?

Опубликовать в своем блоге livejournal.com

 

Комментарии

Добавить комментарий
Комментарий
Отправить
Владимир  Крупчак. Бухта радости

Владимир Крупчак. Бухта радости

14 лет Федуна: Как менялся “Спартак”

14 лет Федуна: Как менялся “Спартак”

Почему постоянно хочется спать? Причины сонливости

Почему постоянно хочется спать? Причины сонливости