Поделиться:

Заплатим, и все! Николай Гумилев

В 1911 году Николай Гумилев с Сергеем Городецким основали знаменитый «Цех поэтов» и сразу же решили издать альманах. Естественно, его страницы должны были объединить творчество всех поэтических направлений, а для закрепления успеха требовалось заручиться поддержкой уже маститых и широко известных авторов. С этой целью Гумилев позвонил Сологубу и договорился о встрече для обсуждения важного вопроса.

Отцы-основатели «Цеха поэтов» и будущие издатели альманаха явились на квартиру к Федору Кузьмичу вдвоем и с некоторой робостью объяснили цель своего визита. Но реакция Сологуба позволила им расслабиться.

– Да с огромным удовольствием, молодые люди! Для хорошего дела я стихи, конечно же, дам. Вот! – и Сологуб передал Гумилеву тетрадь с великолепной сафьяновой обложкой. – Отсюда выбирайте, сколько хотите! Любые стихи по вашему усмотрению!

Обрадованные Гумилев и Городецкий принялись вслух читать стихотворения и откровенно восхищаться. Мэтр с улыбкой кивал, благосклонно принимая их восторги. Наконец, выбор был сделан.

– Мы бы с огромной благодарностью вот эти четыре прекрасных стихотворения взяли, Федор Кузьмич. В нашем альманахе это будут истинные бриллианты! – искренне польстил поэту Гумилев.

 – Вот только фонд у нас не очень большой… – краснея, вступил Городецкий. – К огромному нашему сожалению, мы заплатить сможем за строчку только по восемьдесят копеек. Уж извините за такую прозу, Федор Кузьмич, для вас-то, разумеется, это роли не играет. Но мы ведь должны предупредить…

И вот тут случилась удивительная вещь. Сологуб, один из немногих литераторов, сумевших неплохо заработать на своем творчестве, вдруг перестал улыбаться. Лицо его вытянулось, а рука, словно кобра, метнулась к Гумилеву и выхватила сафьяновую тетрадь. Гумилев растерялся, не понимая, в чем дело, а Федор Кузьмич крикнул жене:

– Анастасия Николаевна! На рояле там лист со стихами лежит, принесите мне, пожалуйста!

Получив от жены довольно измятый лист, Сологуб протянул его Гумилеву.

– Пожалуй, вот эти стихи могу отдать по восемьдесят копеек. А другие, простите, у меня дороже.

Просители глянули на лист и увидели там два четверостишия о рассвете, лае собак и еще каких-то прелестях деревенской жизни. К рифме придраться было невозможно, но того, «сафьянового» великолепия и глубины в этих виршах и в помине не имелось. Без тени улыбки на лицах Городецкий и Гумилев поблагодарили Сологуба и откланялись.

Выйдя из квартиры Сологуба, Гумилев все с тем же каменным лицом обратился к Городецкому:

– Я сейчас начну неистово хохотать!

– Так я уже хохочу! – заявил Городецкий. – И не менее неистово…

И вот тут они начали смеяться – до слез, до полного изнеможения. Наконец, отхохотавшись, Городецкий простонал:

– Такую муть по восемьдесят копеек! А по пятьдесят у него что-нибудь есть, интересно?.. Но вопрос я вижу совершенно в другом.

– В чем же? – заинтересовался Гумилев.

– Стихи-то мы у него ведь взяли! Но нельзя же это публиковать, в самом-то деле!

– Можно выкрутиться, – серьезно сказал Гумилев. – Деньги заплатим, а печатать не будем.

И они принялись хохотать дальше.

Читать: Николай Гумилёв биография


ОЦЕНИ ИСТОРИЮ

ПОНРАВИЛАСЬ ИСТОРИЯ?

Опубликовать в своем блоге livejournal.com

Другие истории

Комментарии

Добавить комментарий
Комментарий
Отправить
14 лет Федуна: Как менялся “Спартак”

14 лет Федуна: Как менялся “Спартак”

Почему постоянно хочется спать? Причины сонливости

Почему постоянно хочется спать? Причины сонливости

Настасья Самбурская о диетах, спорте, как изменить свое тело и свою жизнь!

Настасья Самбурская о диетах, спорте, как изменить свое тело и свою жизнь!