Поделиться:

Не стоит шутить над шутником. Маяковский

mayak.jpgМаяковский был одним из самых известных литературных разрушителей и хулиганов, известных в Петрограде. Поскольку его стихи пользовались большой популярностью и отвечали революционному духу времени, ему очень многое прощалось. К тому же, были еще свежи в памяти его замечательные хулиганские выходки, направленные против представителей сытеньких обеспеченных обывателей из среды разночинцев: разбитая мебель, расколоченная посуда и выбитые стекла были частыми атрибутами «литературных посиделок», если эти вызывающие и провоцирующие на скандал вступления, можно было бы так назвать. В общем, с новой властью ему было одно время по пути.

Сложности у поэта начались в тот момент, когда новая власть стала выдвигать и поддерживать так называемые «таланты из народа». А для того, чтобы им было легче выдвинуться, нужно было хоть немного угомонить и урезонить главных литературных скандалистов эпохи – футуристов, символистов, имажинистов, и прочих. Будить порывы и поднимать на подвиги, было уже никого не нужно. Новое общество, по мнению руководства, должно было состоять исключительно из совершенно счастливых граждан, работающих в любых условиях на благо своей Родины.

Так началась эпоха гонений на Российских поэтов. Их начали подвергать критике на литературных съездах, обходить высокими постами и званиями, распределяя их, в основном, для тех, кто не имел бунтарских замашек, и всячески выказывал покорность действующей власти. Таких, с позволения сказать, деятелей, «вышедших из трудового народа», вдруг, откуда ни возьмись, очень много. Вот они-то, эти новые выдвиженцы, не будучи ни талантливыми поэтами, ни писателями, ни художниками, ни музыкантами и организовывали травлю представителей Русского искусства, в особенности, авангардного.

Но Маяковского, закаленного в литературных боях, не так-то просто было заставить переживать по поводу чьего-то суесловия. Во время одного из литературных съездов, известный критик, обрушился с особой яростью на Владимира Маяковского, Сергея Есенина и Анатолия Мариенгофа. Надо сказать, что сам критик был маленький, щупленький, лысенький, и в огромных очках с толстыми стеклами. Читая свой доклад, он распалялся все больше и больше, и под конец перешел уже к открытым оскорблениям, называя товарищей вырожденцами.

Во время этой пламенной речи, Маяковский потихонечку уговорил Есенина с Маренгофом пробраться на сцену, где выступал докладчик. Они прошли через запасной вход, вышли на сцену из кулисы и просто встали за спиной у выступавшего. Тут надо напомнить, что и Маяковский, и Мариенгоф, и Есенин, обладали достаточно высоким ростом и атлетическим телосложением. И вот, эти трое красавцев, встали за спиной у маленького, плюгавенького докладчика, который продолжал называть их вырожденцами. По залу прокатился смешок. Докладчик, считая, что таким образом публика выражает ему свое одобрение, повторил свои слова. В зале поднялся гомерический хохот. Не зная, что и думать, он обернулся, увидел, наконец, в чем дело и застыл в растерянности, а Владимир Маяковский совершенно серьезно произнес своим сочным густым голосом:

- Продолжайте, могучий товарищ. Трое вырожденцев смиренно слушают Вас.

Зал, конечно, был в полном неистовстве от смеха, а докладчик, нервно собрался и выскочил из зала заседаний. Больше его там никто не видел.

Читать: Маяковский Владимир Владимирович биография


ОЦЕНИ ИСТОРИЮ

ПОНРАВИЛАСЬ ИСТОРИЯ?

Опубликовать в своем блоге livejournal.com

 

Комментарии

Добавить комментарий
Комментарий
Отправить
Путь Дмитрия Юрченко: биография без прикрас

Путь Дмитрия Юрченко: биография без прикрас

Группа компаний 1520: проектирование и строительство ж/д узлов

Группа компаний 1520: проектирование и строительство ж/д узлов

Владимир  Крупчак. Бухта радости

Владимир Крупчак. Бухта радости