Поделиться:

Мао Цзэдун и Цзян Цин: под крылом Великого Кормчего

Для своих подданных Мао Цзэдун был не просто вождем, преобразователем мира и истинным революционером – он превратился в настоящее божество, и его культ отождествляли с культом Солнца. Но в то же время Великий Кормчий китайского народа был и истинно восточным диктатором: из политики он делал театр, из подданных – декорации к великолепно поставленным пьесам, а из собственных жен – верных собак.

Впервые будущий вождь женился по воле отца в четырнадцать лет и не прожил с супругой ни единого дня. В двадцать восемь Мао Цзэдун взял в жены свою любовницу и сделал это, уступив родственникам красотки, так как сам полагал традиционный брак тупым пережитком прошлого. Ее казнили враги Великого Кормчего, а он вскоре женился снова – на лихой и юной девице, умевшей руководить воинским отрядом и стрелять с обеих рук.

Жены не были помехой эпизодическим романам Мао Цзэдуна – он сам признавался, что обходиться без секса может не более нескольких дней. Но в 1938 году Великий Кормчий поселил в своем доме двадцатичетырехлетнюю актрису – и поселил на правах жены, довольно изящно избавившись от предыдущей.

Ее звали Ли Юньхэ, и это имя было первым, но далеко не единственным в жизни актрисы. На момент знакомства с Мао она откликалась на свой сценический псевдоним Лан Пинь, а после свадьбы попросила вождя выбрать для нее новые иероглифы имени, приятные лично ему. Так третья супруга Великого Кормчего превратилась в Цзян Цин – «Лазурную Реку».

Путаница имен – далеко не единственное противоречие в ее биографии. Эта женщина тщательно скрывала некоторые факты своей жизни, не брезговала устранять свидетелей и поощряла ходившие о ней слухи и мифы. До Мао она пережила немало романов и оставила за собой разбитые сердца – а теперь решила забыть прошлое и посвятить себя великому вождю и революционной борьбе. Многие историки убеждены, что Цзян Цин представляла из себя обычную карьеристку, а благодаря актерскому таланту без проблем соблазнила стареющего мужчину. Но это не слишком похоже на правду – хотя бы потому, что Великий Кормчий и сам был великолепным актером, а уж в людях разбирался и того лучше. Играть собой он не позволял никому – да и как иначе сумел бы стать живым богом для китайцев?

Женщин Мао очаровывал без труда – и не только безмерным обаянием и отличным знанием психологии. Когда в его жизнь вошла Цзян Цин, вождю было уже сорок пять, но выглядел он отлично. Вполне возможно, что уставшая от своих бурных похождений актриса на самом деле дрогнула сердцем. Но в любом случае упрекнуть или заподозрить ее Мао просто не имел повода.

Они жили в пещере – жилой, «трехкомнатной», но все же пещере, без водопровода, без электричества. И Цзян Цин оказалась непревзойденной хозяйкой. Пещеру она превратила в уютное и совершенно семейное гнездышко – облицевала камнем земляные стены, вымостила кирпичом пол, обустроила дворик и безупречно наладила быт. Любила или нет – но точно благоговела перед великим человеком и даже в постели никогда не называла его по имени, именуя лишь «Председателем».

Мао Цзэдун оформил развод и объявил соратникам, что женится снова. Соратники пришли в ужас – не столько из-за того, что это уже четвертый брак вождя, сколько из-за репутации невесты. Классовое происхождение Ли Юньхе нареканий не вызывало, но по слухам эта девушка сидела в тюрьме за связи с коммунистами (что ставилось ей в плюс), а вышла из нее, подписав отречение от коммунистических убеждений (что расценивалось как предательство). Но товарищ Кан Шэн, начальник разведки и, по некоторым источникам, бывший любовник невесты, собрал информацию, опровергнувшую ненужные слухи.

Свадьба состоялась, и после нее Цзян Цин постоянно подозревали в корысти и карьеризме. Новой супруге вождя и впрямь нравилось чувствовать себя избранной, видеть, что ей восхищаются, она безусловно гордилась и своим высоким положением, и своей красотой. Но другая сидела бы дома и восхищала гостей – а Цзян Цин не расставалась с мужем, сопровождая его в военных походах, ни на что не жалуясь и ничего не требуя. К тому же она оказалась замечательной матерью: родив вождю дочь, практически пропала с глаз, посвятив себя воспитанию ребенка. Мао привез сыновей от другого брака, и Цзян Цин с радостью взяла на себя заботы о них.

Словом, лет десять их семейная жизнь сильно смахивала на идиллию. Жена Великого Кормчего не интересовалась публичными мероприятиями, работала на рядовой должности в литературном отделе ЦК и переписывала бумаги мужа в качестве личного секретаря. Мао очень ценил все это и успел привыкнуть к ее постоянной заботе настолько, что без жены порой капризничал, как дитя.

А потом случилось страшное – Цзян Цин заболела раком матки и была вынуждена пройти стерилизацию. Вождь немедленно охладел к супруге и признался приближенным, что избавился бы от Цзян, не будь она его женой. Разумеется, несчастная женщина впала в тяжелую депрессию, усугубленную тем, что муж больше не считал нужным скрывать измены. А любовниц у него было несчетное количество – ведь согласно одному даосскому трактату, тому, кто хочет жить долго, нужен частый контакт с юным телом…

Но Цзян Цин сумела понять и простить – а может, просто притворилась. Но вела себя с большим умом, постоянно доказывая мужу любовь, преданность и готовность жертвовать ради него чем угодно. И самое главное – быть соратницей. В 1965 году Мао начал «пролетарскую культурную революцию» – ее яркое пламя должно было избавить вождя от политических врагов. Довериться он мог только преданной жене, и она, соблюдая строжайшую секретность, готовила кампанию против сторонников капиталистического пути. Именно она чуть позже призвала китайскую молодежь к свержению «буржуазных элементов» – старых партийных кадров и интеллигенции. Эта роль удалась Цзян Цин блестяще – среди молодых китайцев она пользовалась популярностью, не снившейся кинозвездам.

Партийные функционеры перед ней буквально преклонялись, интересуясь мнением великой женщины по любому поводу, а Цзян Цин в ответ неизменно признавалась в любви к своему великому мужу. Но великий муж ее усердия словно не замечал. Он переселил ее из своей резиденции, и супруга встречалась с вождем, лишь имея на руках разрешение от Канцелярии ЦК. Позднее такие отношения Мао Цзэдуна с женой обелили его в глазах многих китайцев, решивших, что во всех жестокостях виновата «кровавая Цзян Цин». Завершилась «культурная революция» самым жутким образом – если верить некоторым источникам, погибло около двадцати миллионов человек.

После того как Цзян Цин начали называть «красной императрицей» и «наследницей великого Мао», с доверием было покончено. Предположив, что враги вполне могут использовать жену, чтобы получить власть, он принялся ненавидеть ее чуть ли не публично. Расторопный начальник разведки, все тот же Кан Шэн, быстро собрал неопровержимые доказательства предательства Цзян Цин, но в руки Великого Кормчего они не попали – в 1975 году Канн Шэн умер, не успев отправить свой доклад, а через год скончался и сам вождь. Однако бумаги попали в нужные руки, и через месяц после смерти Мао его вдову арестовали.

Приговор был – смертная казнь, но вскоре казнь заменили пожизненным заключением. В 1991 году Цзян Цин выпустили из тюрьмы по состоянию здоровья, но, обретя свободу, она покончила с собой.

На суде, в ответ на обвинения, Цзян Цин кричала, что была всего лишь верной собакой Председателя и делала все только из любви к нему…


ОЦЕНИ ИСТОРИЮ

ПОНРАВИЛАСЬ ИСТОРИЯ?

Опубликовать в своем блоге livejournal.com

 

Комментарии

Добавить комментарий
Комментарий
Отправить
14 лет Федуна: Как менялся “Спартак”

14 лет Федуна: Как менялся “Спартак”

Почему постоянно хочется спать? Причины сонливости

Почему постоянно хочется спать? Причины сонливости

Настасья Самбурская о диетах, спорте, как изменить свое тело и свою жизнь!

Настасья Самбурская о диетах, спорте, как изменить свое тело и свою жизнь!