Поделиться:

Кого бы убить?

Зима 1922 года. В одном из столичных театров показывают спектакль по «Бесприданнице» Островского. Зал полон и, как один человек, сочувствует происходящему на сцене, то горестно вздыхая, то буквально взрываясь аплодисментами.

Последняя сцена. Артист, играющий Карандышева, с чувством произносит:

– Так не доставайся же ты никому!

Поднимает пистолет, целится в несчастную Ларису и стреляет.

Понятно, что, услышав выстрел, Лариса должна упасть. Но грохот выстрела в данном конкретном случае обеспечивал за кулисами реквизитор, так как актриса наотрез отказалась, чтобы в нее стреляли холостыми патронами, – ибо на платье остаются от пороха дырки. Словом, момент супернапряженный. Карандышев жмет на спусковой крючок пистолета, Лариса ждет выстрела, чтобы красиво упасть, а реквизитор, жахнувший по гильзе, удивленно рассматривает этот молоток – гильза не сработала…

Карандышев с каменным лицом вновь взводит курок и пафосно сообщает:

– Так умри же!

Целится и стреляет, но выстрела опять нет. Режиссер хватается за голову, командует опустить занавес, зрители вяло хлопают и расходятся в некотором недоумении.

А потом в театре начался разнос.

– Ты какого черта делаешь? – истерически кричал режиссер на реквизитора. – Где грохот выстрела? Ты мне весь апофеоз сорвал к такой-то матери!

Реквизитор пятился от него и вяло огрызался:

– Да я-то причем?! В театре сыро, холодно, вот и порох сырой, не работает…

– Думать надо было! Сушить! – рявкнул режиссер и повернулся к артистам. – А вы куда смотрите?! Ты! – ткнул он пальцем в суфлера. – В будке своей сидишь и не видишь ситуацию? Пачкой бумаги лупанул по стенке – вот тебе и выстрел! А ты?! – набросился он на другого работника сцены. – В колокол ударил бы хоть, и черт с ним, с выстрелом!

На следующий день вновь вечером «Бесприданница». И вновь зал набит битком – народ тянется к искусству. Вновь прекрасно отыгрывают весь спектакль. А в самом конце готовы все:  реквизитор стоит с молотком над специально подсушенным патроном, рабочий кулис держится за язык колокола, кто-то схватил обрезок железной трубы, а суфлер в будке готовится жахнуть по стене пачкой листов.

И тут случилось совершенно непредвиденное. Едва Карандышев собрался открыть рот, чтобы произнести знаменитую фразу, как к рампе подскочил матрос и швырнул на сцену огромный маузер.

– Слышь, друг! – обратился он к актеру. – Пистолетик у тебя дрянь дрянью! Возьми мой! На добрую память! Он по контре ни одной осечки не дал!

Актриса, игравшая Ларису, взвизгнула и рванула за кулисы. Ее партнер рухнул на колени и начал смеяться, и на этот раз занавес опустили без всякой команды режиссера.

На этот раз режиссер ни за кем не бегал. И хотя артисты и работники сцены жалели его, но подойти никто не отваживался. Всклоченный, несчастный человек, сидя на краю сцены, потрясал маузером и поминутно восклицал:

– Нет, но вы мне скажите! Пистолет есть! Кого бы теперь убить?!


ОЦЕНИ ИСТОРИЮ

ПОНРАВИЛАСЬ ИСТОРИЯ?

Опубликовать в своем блоге livejournal.com

Комментарии

Добавить комментарий
Комментарий
Отправить
14 лет Федуна: Как менялся “Спартак”

14 лет Федуна: Как менялся “Спартак”

Почему постоянно хочется спать? Причины сонливости

Почему постоянно хочется спать? Причины сонливости

Настасья Самбурская о диетах, спорте, как изменить свое тело и свою жизнь!

Настасья Самбурская о диетах, спорте, как изменить свое тело и свою жизнь!